Лента новостей
Все новости Екатеринбург
Инфляция в УрФО выросла из-за мусорной реформы и подорожавшего бензина Екатеринбург, 13:48  До последнего токена: что будет после ICO Крипто, 13:48 В Приморье задержали одного из устроивших самосуд над школьником Общество, 13:48 Что нужно увидеть на выставке «Стиль Ducati» в Санкт-Петербурге Стиль, 13:43 Семья Майкла Джексона подала иск к HBO на $100 млн из-за фильма о певце Общество, 13:41 Стабильности не существует: как создать сеть бургерных РБК и «Билайн» Бизнес, 13:40 Медведев дал поручения вице-премьерам и восьми министерствам Политика, 13:39 ФИФА запретила «Челси» регистрировать новых игроков Спорт, 13:28 Синоптики пообещали оттепель в Москве в конце недели Общество, 13:24 Путин поручил Кириенко заняться поддержкой популярной у молодежи музыки Политика, 13:23 «Газпром» выявил «пропажу» газа в отеле Арашуковых еще в 2017 году Общество, 13:21 ФСБ задержала группировку россиян и украинцев по производству наркотиков Общество, 13:10 Зимняя трасса: чем опасна и как по ней правильно ехать РБК и Haval​, 13:10 Москвичи проводят времени в дороге больше всех остальных россиян Общество, 13:05
Екатеринбург ,  
0 
Торговый оборот вырос на 30%. Шесть приоритетов венгерского бизнеса в РФ
Замгоссекретаря МИД Венгрии Иштван Йоо рассказал о роста взаимного торгового оборота на фоне эмбарго и сложностях разработки финансовой модели «водной концессии», которую бизнес Будапешта хотел бы тиражировать в России.
Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

Господин Йоо, вы приехали в Россию в новом качестве и в период, когда формируются новые двусторонние соглашения. Каким вы видите сейчас взаимодействие Венгрии и России? Какие задачи стоят непосредственно перед вами?

Отношения между странами хорошие и прагматичные. Между нашими руководителями регулярно проводятся встречи, идет диалог между премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном и президентом Владимиром Путиным.

Надо признать, что нынешнее положение не самое благоприятное после того, как западные страны ввели санкции в отношении России, а Россия применила ответные меры в виде эмбарго. Но, несмотря на это, двусторонний оборот был увеличен на 30% в прошлом году, а венгерский экспорт в Россию вырос на 20%. Мы имеем самые свежие данные за первые четыре месяца этого года – рост торгового оборота составил 17,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Какие сектора экономики сейчас вы рассматриваете в качестве приоритетных?

С 2016 года венгерские фирмы инвестировали в аграрный сектор России 50 млн евро. Мы видим хорошие возможности сотрудничества в пищевой, перерабатывающей промышленности и сельском хозяйстве. А также в модернизации перечисленных отраслей. Но если вы спрашиваете, какие самые значительные области сотрудничества, – энергетика, туризм, в том числе оздоровительный. Этот сектор туризма уже разработал конкретный проект для российского рынка.

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

Что это за проект? Он обсуждается с российскими властями или есть уже решения с какими-то компаниями?

Прежде всего, мы бы хотели видеть российских гостей в Венгрии, которая имеет богатые традиции в области оздоровительного туризма. Есть множество центров, где мы лечим заболевания опорно-двигательной системы и кожи. И мы с удовольствием наблюдаем, что с российской стороны все больше людей могут позволить себе такого рода туризм, и с удовольствием ждем российских туристов. Кроме того, мы могли бы поделиться с партнерами знаниями и опытом создания подобных проектов. Например, недавно заключили договор с Китаем, где создается большой туристический центр при содействии венгерских компаний.

Очень значительно наше сотрудничество в области фармацевтики и здравоохранения. Многим хорошо знакома на российском рынке такая компания, как «Гедеон Рихтер». Недавно я был на открытии в Обнинске Калужской области фабрики, которая будет производить ортопедическое и травматологическое оборудование. В Венгрии несколько сотен фирм в области здравоохранения, которые готовы работать с Россией. Нам бы хотелось включиться в долгосрочный, обозначенный властями проект развития России до 2025 года. Мы прекрасно понимаем, что первоочередная задача – не покупать готовые продукты, а изготавливать их совместно на территории Российской Федерации. И для нас очень важно, что путем присутствия на российском рынке мы откроем для себя евро-азиатское пространство.

Венгрия развивает прямое сотрудничество с российскими регионами. Мы видим, что активность контактов возросла после встречи Виктора Орбана и Владимира Путина в 2017 году. После нее появился проект модернизации централизованной системы обеспечения водой Нижнего Тагила по инициативе «Будапештского Водоканала».

На той встрече определили, что сотрудничество в области водного хозяйства – одна из самых перспективных сфер. Проект реабилитации водной очистительной системы в Нижнем Тагиле – флагман нашего сотрудничества. За последние 150 лет в Будапеште только один день население города оставалось без воды – это было во время Второй мировой войны. Это пример того, насколько квалифицированны наши специалисты в водном хозяйстве. Венгерские компании – это компании мирового уровня. Мы уже построили водоочистительные комплексы во Вьетнаме, Лаосе, Шри-Ланке. Идет строительство водоочистных сооружений в Индонезии. Возникает вопрос – почему бы нам не прийти на территории, которые находятся даже ближе к нам?

Фото: Владислав Бурнашев, 66.RU

Конкурс будет объявлен в ближайшее время. Сейчас ключевая проблема в том, что заявлены и другие претенденты на концессию. Существуют требования российского антимонопольного законодательства, которые прямо регулируют действия всех сторон в таких случаях. В российско-венгерскую межправкомиссию направлено обращение с просьбой признать венгерских участников – единственными… Есть уже такое решение?

Мы привыкли соревноваться и все сделаем для того, чтобы достичь успеха на открытом тендере. У нас есть лучшая мировая технология, опыт стабильной эксплуатации сложных систем более 100 лет. Мы надеемся, что все это будет учтено, когда будут принимать решение. Не надо забывать о том, что проект мы готовы реализовать вместе с российским партнером. По нашим расчетам, венгерское оборудование и венгерское участие может составить около 50%. Мы создали с российскими друзьями совместное предприятие и, конечно, готовы отвечать всем российским условиям. Надеемся, что будет принято мудрое решение.

Вы сказали, что решается вопрос по участию, а как насчет финансирования? Какой инструмент будет привлечен, кто будет фондировать проект, возможно привлечение какого-то банковского консорциума?

Чтобы не нарушить интересы проекта, могу сказать пока только одно – сейчас идут переговоры с несколькими банками, как венгерскими, так и иностранными. Интерес большой. Мы считаем, что это хороший проект.

Нужно разработать понятную модель финансирования. Когда мы обсуждали модель сотрудничества, возникло много вопросов: например, когда кто-то берет кредит, кто дает гарантии? Федеральные власти, регион или город? Нужно принимать какое-то решение. Мы совместно работаем над решением вопроса. Я убежден, что у нас хорошие возможности. Мы ищем финансовую модель, которую можно будет предложить и в отношении других проектов, в других городах России.