Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Екатеринбург
Трамп пригрозил Китаю «мощными» мерами из-за ситуации в Гонконге Политика, 02:28 Передвижение по Москве стало возможно только по столичному пропуску Общество, 01:56 Что такое осознанное отцовство и как к нему подготовиться РБК и STADA, 01:45 Овечкин в девятый раз стал лучшим снайпером регулярного чемпионата НХЛ Спорт, 01:28 Глава Дагестана заявил о «переломе» ситуации с коронавирусом Общество, 01:23 В Севастополе заявили о планах разрешить работу кафе и гостиниц в июне Общество, 00:41 СМИ узнали об обсуждении в России ужесточения сделки ОПЕК+ Экономика, 00:26 Один из немногих продавцов eSIM перестал подключать абонентов Технологии и медиа, 00:02 Россияне продолжили забирать валюту из банков четвертый месяц подряд Финансы, 00:02 США обвинили Россию в переброске боевой авиации в Ливию Политика, 00:00 Эстетика 80-х Андрея Ганкина: ретровейв о мощных автомобилях РБК и Porsche, 26 мая, 23:54 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 26 мая Общество, 26 мая, 23:47 Fitch ухудшило прогноз по снижению ВВП России по итогам 2020 года Экономика, 26 мая, 23:41 МИД заявил о беспокойстве из-за биолаборатории США в Грузии Политика, 26 мая, 23:25
Екатеринбург ,  
0 

Игорь Заводовский: «Мы закончим раздел рынка торговли в Екатеринбурге»

Совладелец «Общества «Малышева 73» Игорь Заводовский в интервью «РБК-Екатеринбург» рассказал о будущем самых обсуждаемых и критикуемых проектов компании.
Фото: Константин Мельницкий для «РБК-Екатеринбург»
Фото: Константин Мельницкий для «РБК-Екатеринбург»

На этой неделе Градостроительный совет Екатеринбурга принципиально согласовал очередной мегапроект «Общества «Малышева 73» — торговый транспортно-пересадочный узел в районе метро «Ботаническая». Архитекторы согласились с функционалом комплекса, предложили его расширить и возразили только против облика ТТПУ «Золотой».

Инвестор проекта, совладелец «Общества «Малышева 73» Игорь Заводовский рассказал «РБК-Екатеринбург», какую долю рынка торговли позволит занять ему «Золотой», сколько он вложил в него денег, как и когда намерен его окупить, а также когда компания намерена поставить точку в истории создания самых одиозных торговых объектов города.

— Довольно странно было наблюдать на Градсовете, как предпринимателю, который уже вложил в проект огромные деньги, выкупил Уральский завод гражданской авиации (УЗГА), расселяет пять многоэтажных домов — в совокупности 180 квартир… кстати, сколько вы уже потратили?

— Порядка двух миллиардов рублей.

Торгово-транспортный пересадочный узел появится в границах улиц Белинского — Шварца — Крестинского — Объездная дорога. Половину территории (около 150 тыс. кв. метров) займут торговые площади. Якорными арендаторами могут стать «Ашан» и IKEA. На остальной территории появятся перехватывающая парковка на 4750 мест, остановки городской электрички, автобусов и троллейбусов и выход из метро. Ежедневная комплексная посещаемость всего транспортного узла составит 52 тыс. человек. ​ Как заявляют в компании, себестоимость строительства одного квадратного метра этого объекта не должна превысить цены строительства «квадрата» в четвертой очереди «Гринвича». По этой логике, общая стоимость строительства «Золотого» составит порядка 16 млрд рублей.
Торгово-транспортный пересадочный узел появится в границах улиц Белинского — Шварца — Крестинского — Объездная дорога. Половину территории (около 150 тыс. кв. метров) займут торговые площади. Якорными арендаторами могут стать «Ашан» и IKEA. На остальной территории появятся перехватывающая парковка на 4750 мест, остановки городской электрички, автобусов и троллейбусов и выход из метро. Ежедневная комплексная посещаемость всего транспортного узла составит 52 тыс. человек. ​ Как заявляют в компании, себестоимость строительства одного квадратного метра этого объекта не должна превысить цены строительства «квадрата» в четвертой очереди «Гринвича». По этой логике, общая стоимость строительства «Золотого» составит порядка 16 млрд рублей.

— При этом инвестору говорят, чтобы он туда трамвай провел, стадион сделал, гостиницу… Хорошо хоть не было дискуссии о коммерческом использовании площадей, о торговле на этой площадке в принципе.

— Хочу заметить, что культура дискуссии значительно выросла по сравнению с прошлым. Вы правильно заметили, тема способов возврата инвестиций уже не обсуждается, как раньше, все признают наше право зарабатывать деньги. Что касается предложений, они в целом здравые. Трамвай — мы сами заинтересованы в увеличении трафика, так что, скорее всего, заведем его в комплекс. На крыше можно сделать спортплощадку — почему нет, это опция, абсолютно не главный элемент. Гостиница… Ну, если не захочется нам ее делать — привлечем соинвесторов или построим — и продадим профессиональному оператору.

Есть вещи, с которыми я не согласен. Например, построить офисный центр. Я считаю, что офисы должны быть в центре города. И вообще сейчас в Екатеринбурге переизбыток таких площадей и множить их — самоубийство.

— Я оценил юмор визуального решения проекта «Золотой». Удивительно, но не все понимают, что его сегодняшняя архитектура — тизер, отвлекающий маневр, способ утвердить проект принципиально. Мол, уважаемые девелоперы, мы согласны с функционалом и начинкой, только сделайте так, чтоб он не выглядел так дико. Я правильно понимаю, что форма — это лишь способ обозначить застраиваемую площадку?

— Я вообще сторонник несколько вызывающих вещей. Хороший проект — тот, о котором говорят, и рекламы мало не бывает. Острое название, необычный внешний вид — дразнящая составляющая в облике привлечет людей, а значит — и прибыль.

— Но на Градсовете вы уже сказали, что он не будет как минимум золотым.

— Это всего лишь одна из идей. Мы готовы выслушать много других. Я подчеркну, это важно, мы готовы всерьез рассматривать другие проекты, подсказки, замечания, которые нам предложит архитектурное сообщество. Специалисты, жители города вправе обсуждать внешний вид объекта, его эстетику. Уверен, мы найдем что-то действительно интересное и готовы это реализовывать. Это нормально. Вот когда обсуждение начинается, когда проект уже готов, все согласовано и начинается строительство — это беда.

Скорее всего, мы уйдем от золотого цвета и названия, коль оно так дразнит. Что касается итогов Градсовета, могу сказать, что я очень доволен результатом.

— Не сомневаюсь. Не берусь утверждать, что он был срежиссирован, но даже с точки зрения здравого смысла город вряд ли отказался бы от такого объема частных инвестиций, тем более ваших.

— Напрасно вы так. Проекты зачастую кастрируют в том или ином виде. Я доволен тем, что его предложили расширить, а не сократить.

— Когда и как вы намерены его окупить?

— По моим ощущениям, срок окупаемости будет в районе восьми лет. При хорошем стечении обстоятельств — окупится за шесть. Меня это устраивает. Мы строим без кредитных ресурсов, поэтому нам легче — не надо так скрупулезно считать.

А коммерческий интерес очень простой: сдача в аренду коммерческих площадей дает экономику проекта. Рано или поздно мы сдадим все площади. Другой вопрос — сколько будут платить арендаторы. Сумма арендной платы будет зависеть от числа посетителей. А их мы привезем за счет транспортной составляющей проекта.

— На какой трафик рассчитываете?

— У нас получается 52 тыс. человек в день. Эта цифра соотносима с трафиком «Гринвича». Понятно, чек будет пониже, товары подешевле…

— Когда вы будете готовы выйти на строительную площадку?

— Думаю, это будет конец 2018 г. Потребуется время на решение чисто бумажных вопросов: прохождение проекта планировки, учет замечаний и нюансов, согласования. Будем строить сразу, без очередности.

— Вы осознаете, что создаете в Екатеринбурге градообразующие предприятия? «Гринвич», «Золотой» — это сегодняшние… ну если не Уралмаш с Химмашем, то что-то в этом духе. Вы сейчас владеете, создали и создадите некоторые градообразующие предприятия?

— Да. Реальность такова. Каждый маленький магазинчик — это минимум шесть рабочих мест, большой магазин — 70-80. А в торговых центрах сотни таких магазинов. По совокупности, вместе с логистикой, инженерными службами, охраной, клинингом количество людей, работающих, скажем, в «Гринвиче», больше, чем на Уралмашзаводе.

— Вместе с тем Игорь Заводовский в общественном сознании — коммерсант, который превращает город в «ТРЦ Екатеринбург» и уродует его лик своими постройками. Как с этим жить?

— Легко. Я спокойно отношусь к общественному мнению. Уверен, что я делаю благое дело для города, а мои объекты — действительно градообразующие предприятия. Кто не оценил — да и ладно.

— Когда ездишь по мировым столицам, видишь, что современная архитектура сделана из того же самого, что и у нас: стекло, бетон, алюминиевый профиль... Но выглядит все значительно лучше. Мне не нравится внешне Corteo, «Гермес-Плаза», «Гринго», «Гринвич», «Пассаж». Если бы вы потратили больше на проектирование, эти здания могли бы войти в мировые архитектурные каталоги. У вас же есть на это деньги.

— Да, деньги есть. Но дело не всегда в них. Я, например, хочу создать здание в готическом стиле. Что меня останавливает? Это очень сложно. Современных зданий в таком стиле практически не строится. Тут проблема от поиска того, кто это здание нарисует, до тяжелейшего физического исполнения фасада. Такая же ситуация и с объектами попроще. У нас вместе с деньгами на строительство «Пассажа» сбежали двое фасадчиков. Каждый унес по 40 млн рублей в неизвестном направлении. Они изначально искренне хотели создать элементы, но не смогли, разорились и убежали с деньгами. Придумать-то можно что угодно, а реализовать — нет.

Обновленный «Пассаж» открылся 27 ноября 2015 года после длительной реконструкции, которая началась весной 2012 года.
Обновленный «Пассаж» открылся 27 ноября 2015 года после длительной реконструкции, которая началась весной 2012 года.

— Никто не спорит, что функционально эти объекты нужны, оправданны. Но ситуация ровно такая же, как с «Золотым»: визуальный конфликт. У того же «Пассажа» можно было бы сделать буквы поменьше — и все бы успокоились. Или убрать эти ржавые «надгробья» в сквере.

— Я скажу так: вам не нравится, а мне нравится. Я устал слушать различные мнения разных структур, что надо, а что нет. Никогда не будет единого мнения, поэтому надо на что-то опираться: либо на авторитет проектировщика, либо на согласователей. Дело не в экономии. Я сказал: назовите мне фирму — признанный авторитет в архитектуре и дизайне, я закажу им площадь перед «Пассажем». Назвали — KCAP. Я заказал им проект за кучу денег. И что в итоге? ..

Дело в том, что угодить всем невозможно, начиная от стиля и заканчивая исполнением. Центральные объекты всегда подвергаются пристальному вниманию и критике. Например, ТЦ «Европа». На мой взгляд — красивейшее здание, великолепно выполненная реставрация — интегрированы элементы современного офиса в старую архитектуру. Но ведь был шквал критики. Сейчас все привыкли.

— Хотите сказать, что все в итоге привыкнут и к «Пассажу», как привыкли к «Европе»?

— Вряд ли. Будут обсуждать. И критики всегда более активны, чем соглашатели.

— Если отойти от внешнего облика «Пассажа» — претензии есть и к строительным недоделкам. Вы торопились с его открытием.

— Да, это так. Мы уже год устраняем недочеты — закончим ко Дню города. Хотя в последней очереди «Гринвича», которую ввели 2,5 года назад, мы до сих пор что-то доделываем.

— В профсообществе говорят: Заводовский собрался жить вечно — строит мегапроект за мегапроектом, чтоб на всю жизнь хватило. Действительно, зачем вам столько, когда вы остановитесь?

— Не знаю… никогда (смеется, — прим. авт.). Во-первых, мне скучно без дела. Нужно чем-то заниматься. Во-вторых, я считаю, что скоро город действительно насытится торговлей и мне хотелось бы занять оставшуюся нишу. Возможно, к тому моменту, как мы построим торгово-транспортный узел, весь раздел рынка как раз и закончится. Думаю, так мы доведем нашу долю в торговле Екатеринбурга до 15%. На самом деле это немного, только со стороны кажется, что «Малышева 73» приближается к монополии. Это не так. Монополия — это 35%.

Так, по задумке застройщика, будет выглядеть ТЦ «Гринвич» после окончания строительства пятой очереди. Площадь новой очереди составит составит 65 000 квадратных метров. Общий объем инвестиций в проект — 5,5 млрд. рублей. Четвертую очередь «Гринвича» открыли весной 2014 года.
Так, по задумке застройщика, будет выглядеть ТЦ «Гринвич» после окончания строительства пятой очереди. Площадь новой очереди составит составит 65 000 квадратных метров. Общий объем инвестиций в проект — 5,5 млрд. рублей. Четвертую очередь «Гринвича» открыли весной 2014 года.

— Будущее не определено, не факт, что ваши проекты вроде 5-й очереди «Гринвича» или «Золотого» будут столь же успешными в новых экономических условиях. Взять хотя бы ЦУМ: вы вложили в него 1,9 млрд рублей, но его нельзя назвать успешным ТЦ… Недавно вы даже проговорились, что отдадите два этажа под кабинеты чиновников мэрии.

— По ЦУМу вы неправы. У нас есть по нему решение. Первые три этажа мы продали под универмаг одному местному оператору. Они хотят сделать там что-то вроде интерьерного центра. И да, действительно, мы заканчиваем переговоры с администрацией города, которая планирует выкупить у нас верхние этажи.

— Во сколько вы оценили квадратный метр в ЦУМе?

— Сложно сказать, где-то в 60 тыс. рублей.

— Будете строить переходы?

— Да. Переход нужен для соединения со зданием администрации и с метро тоже. Моя мечта — сделать так, как было раньше. Помните, зимой люди выходили из метро «Площадь 1905 года», заходили в первую дверь ЦУМа, потом в «Пассаж» и сквозь него дальше… холодно потому что.

Ну, а насчет того, когда остановимся, — не знаю. Сейчас полно работы. Может быть, уйдем в другие сектора. Пока активно занимаемся жилищным строительством, здесь рынок бездонный. Сегодня на одного человека в Екатеринбурге приходится, по-моему, 24 квадратных метра жилья. В США — около 80 м2. Я уверен, что мы будем догонять. Значит, будут новые объемы и форматы.

— Почему так верите в Екатеринбург, вкладываете в него деньги? В мире полно более легких и безопасных способов заработать инвестору!

— Я патриот Екатеринбурга. Да и в Москве меня никто не ждет, а в мире и подавно. Любые другие города в России экономически слабее.