Лента новостей
Все новости Екатеринбург
После нападения на директора Фонда кино возбудили уголовное дело Общество, 10:22 В Ростове-на-Дону произошел пожар на складе с пивом и водой Общество, 10:22 Бизнес победителей: здоровый перекус в любое время РБК и ВТБ, 10:16 На оранжевой линии метро Петербурга сломался состав Общество, 10:15 СМИ узнали о планах АвтоВАЗа повысить цены на автомобили Lada Бизнес, 10:12 Нарышкин назвал доллар «анахронизмом с токсичным характером» Экономика, 10:11 Польский корабль получил повреждения на учениях НАТО Политика, 10:05 Коварная статистика: откуда расхождения в данных о внешней торговле Мнение, 10:04 Бот подаст: как финансист наладил банковские платежи через мессенджеры Pro, 10:04 Турчак обвинил главу Севастополя в демонтаже агитации «Единой России» Политика, 10:00 Почему резко подорожал токен XRP Крипто, 09:59 Тимошенко заявила о способности ГТС Украины конкурировать с Россией Политика, 09:52 Интернет вещей в 2019 году: прогноз McKinsey Pro, 09:49 Битва дизайнеров: колористика, гранж и нотка театральности на 80 кв. м. РБК и Галс-Девелопмент, 09:45
Екатеринбург ,  
0 
Разработчик роботов продает долю в компании, чтобы масштабировать бизнес
Рост экспорта роботов в США, Европу и страны Азии позволил «Promobot» выручить за III квартал больше, чем за весь 2017 год.
Фото: Григорий Постников, 66.RU

Алексей Южаков — основатель международных проектов в сфере автоматизации процессов. Наиболее известные его проекты — компания «Юникорн» с платформой интернета вещей MySmartFlat и «Promobot» в области сервисного роботостроения. В прошлом году выручка «Promobot» выросла на 82% до 67,6 млн руб., по данным «Контур.Фокус».

В интервью РБК Екатеринбург Южаков сообщил, что в 2018 году ожидается рост выручки в три раза, благодаря увеличению экспорта. В этом году компания заключила ряд контрактов с иностранными инвесторами, в том числе с американским производителем светодиодных ламп US Lighting Group (USLG). «Promobot» поставит ему более 2,8 тыс. роботов за $56 млн.

— Руководитель Лаборатории робототехники Сбербанка Альберт Ефимов говорил, что сферу робототехники ждет «зима». Что в отрасли возникнут проблемы из-за неоправданных ожиданий и нехватки вычислительных мощностей. Вы ощущаете «похолодание»?

— Давайте я вам скажу, что я ощущаю, когда вы задаете мне этот вопрос в контексте активности Сбербанка в сфере робототехники. Стратегия лаборатории Сбербанка по робототехнике, от которой сообщество ждало новых разработок, возможностей, финансирования, оказалась нацелена на копирование зарубежных трендов и написание ПО под импортное железо. Если те, у кого есть возможности, будут смотреть на созданные тренды, а не создавать их, то Россию ждет длинная черная зима.

Будет ли похолодание, зависит от нас. Мы можем столкнуться с новым вызовом, который притормозит и вычислительные мощности, и не оправдает завышенные ожидания инвесторов… Понимаете, разница моего восприятия и Альберта Ефимова в том, что он — руководитель лаборатории самого крупного банка России с соответствующими возможностями — реагирует как наблюдатель и последователь. А я считаю, что мы — скромный стартап из Перми — можем влиять на ситуацию, создавая новые направления и технологии. Наши масштабы несоизмеримы с масштабами Сбербанка. Хотелось бы, чтоб он тоже создавал тренды.

Я хорошо отношусь к Сбербанку и тем вещам, которые там разрабатывают и внедряют. Сбербанк уже давно больше, чем просто банк, у него есть все для работы с искусственным интеллектом, в том числе.

— Технические стартапы часто ищут средства там, где проще их получить — в США, Европе, Китае…

— Да, но они просят, чтобы компания переехала и перевезла с собой менеджмент, IP. Такие издержки.

Нас часто просят открыть производство за рубежом — в Турции, Чили, Канаде и США готовы собирать роботов под наши нужды. Но пока у нас нет финансов на такое масштабирование. Думаю, нам понадобится на это 1–3 года. Мы собираемся увеличить вложения в капитал — сейчас продаем долю в компании.

Инструменты поддержки малых инновационных предприятий в России есть, на ранних стадиях проекта легко получить до 100 млн через фонды РВК, «Сколково», ФРИИ, Фонд Бортника (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере) и т. д. Но чуть более крупным предприятиям, чем мы, уже сложно — им негде делать экзиты, привлекать деньги. Ключевой инвестор — Сбербанк, — вместо того чтобы финансировать проекты, сделал свою лабораторию. Какой же производитель пойдет в лабораторию, которая хочет с ним конкурировать? Кто будет делиться данными?

— Сегодня в России роботы не распространены повсеместно, как, например, в Южной Корее. Так где у вас больший спрос на них — здесь или за рубежом?

— Мы постоянно прирастаем зарубежными продажами. До этого года у нас перевес был в сторону российского покупателя, сейчас — 50/50. В прошлом году было, примерно, — 60/40. Рост экспорта начался в этом году. Мы в последнем квартале сделали выручку больше, чем за весь прошлый год. Предполагаем, что закончим год с выручкой в три раза больше, чем по итогам прошлого года.

— Большинство разработок в сфере робототехники выглядит как «хайп» ради «хайпа». Люди покупают робот-пылесос, показывают его друзьям, снимают ролик в Instagram с собакой на нем и забывают о нем навсегда. Одна из последних разработок Boston Dynamics — робот, занимающийся паркуром, который тоже, очевидно, нужен для впечатления аудитории. «Хайп» — это понятно, но зачем тогда роботы нужны бизнесу?

— Сегодня любой бизнес в робототехнике построен на вау-эффекте. Сегодня 90% роботов в мире покупаются ради хайпа. Вау-эффект — как нефть для России. Когда он есть — это хорошо, но когда ты на него подсел — это плохо, ты никуда не двигаешься уже. Я не считаю такой бизнес значимым, потому что он кратковременный, как и любой вау-эффект. Полноценный бизнес можно строить только на роботах, которые будут приносить бизнесу снижение затрат, издержек или дополнительное value.

Мы, «Promobot», прокладываем новый путь — нашего робота применяют в узких бизнес-направлениях. Он может продавать обувь, работать в банке, быть гидом, экскурсоводом и т. д. Наш робот автоматизирует часть бизнес-процесса. Например, встречает людей — по лицу узнал, привел, проводил. Охранники разговаривают с людьми сквозь зубы. Робот мог бы по-другому встретить? Мог. Но он не сможет одновременно принести кофе и вытереть лужу, если пролил его, не может дать по голове, если вы продираетесь сквозь охрану.

— У современных роботов есть сложности с коммуникацией. Например, «Алиса» часто не понимает или включается, когда ее не зовешь. Как роботы будут работать с людьми, если они не понимают, чего от них хотят?

— Первая проблема роботов — не слышат! Эксперты пишут, что сегодня робот распознает 95% речи. Это неправда. Такой уровень возможен разве что в изолированном помещении при 33 микрофонах, когда не перебивают. Мы же работаем в других условиях.

«Promobot» уже создал свой микрофон, ПО для шумных помещений. Все наши 400 роботов рассчитаны на реальные шумовые условия. Неидеально пока справляются. Но мы, пожалуй, чуть лучше это делаем, чем наши конкуренты.

Вторая проблема — направленность диалога. Стоял бы сейчас перед вами работ. О чем бы вы его спросили? Обычно задают вопросы о погоде, расстоянии до Солнца, весе и стоимости робота. Он может ответить на 70–80% таких вопросов, подготовить его — не проблема. Но ценность таких ответов только в хайпе. А что для бизнеса? Да плевать бизнес хотел на то, какая погода. Ему важно, купят у него или нет. И вот тут направленные диалоги — это то, что робот должен уметь, чтобы продавать. «Погода за окном -4 градуса, а в нашем «банке» всегда хорошая погода. Ты пришел в банк. Какую услугу «банка» предложить?»