Лента новостей
Все новости Екатеринбург
Рейтинг Трампа упал до минимума с начала года на фоне доклада Мюллера Политика, 07:25 FT узнала о планах Уимбилдона отказаться от системы распределения билетов Бизнес, 07:03 В Минздраве Забайкалья сообщили о возросшем числе пострадавших от пожаров Общество, 06:47 Число жертв стрельбы у ночного клуба в Мельбурне возросло до двух Общество, 06:31 В США по делу об атаке на посольство КНДР арестовали бывшего военного Политика, 06:06 Власти Забайкалья назвали число потерявших имущество жителей региона Общество, 06:06 В США прокуроры попросили суд приговорить Бутину к 18 месяцам тюрьмы Общество, 05:43 Посольство изучило «рашагейт-истерию» в США и предложило налаживать связи Политика, 05:19 В МИД Литвы рекомендовали Эстонии осторожно подходить к диалогу с Москвой Политика, 05:10 Адвокат сообщил о приговоре левому активисту из Крыма за посты в соцсети Общество, 04:41 Полански подал в суд на Академию киноискусств и наук США Общество, 04:03 Губернатор заявил о «пришедших из-за границы» пожарах в Забайкалье Общество, 03:49 ЦОДД назвал самые часто встречающиеся машины нарушителей ПДД Общество, 03:16 Трамп заподозрил демократов в измене и фабрикации доклада Мюллера Политика, 03:03
Екатеринбург ,  
0 
Банки «перевернули» рынок более дешевыми кредитами
Управляющий банка «Открытие» в Свердловской области Наталья Алемасова в интервью РБК Екатеринбург рассказала о выходе «из точки ноль», последствиях запуска кредитного конвейера и роли рефинансирования в «потребительском буме».
Фото: Григорий Постников, РБК Екатеринбург

— Начнем с наиболее быстрорастущего сегмента в банковском бизнесе — потребительского кредитования. Свердловская область вошла в топ-5 рейтинга Национального бюро кредитных историй по выдаче потребительских кредитов среди регионов России, уровень закредитованности населения — почти 60%.

— По данным РИА Рейтинг, среднестатистический житель Свердловской области должен банку 59% годового дохода. С одной стороны — это очень высокий уровень. С другой стороны, уровень дефолтов не выше, чем в любом другом городе страны. То есть при высокой кредитной нагрузке люди умеют обслуживать свои кредиты, и в регионе сложилась хорошая практика управления долгами. Кроме того, если мы посмотрим на особенности кредитного портфеля населения Свердловской области, то у нас 44% от ежемесячного платежа по кредиту — это ипотека. Средняя цифра по стране — 30%. То, что значительная доля кредитов обеспечена недвижимостью, говорит о консервативном характере спроса на кредитные продукты.

— Рынок кредитования так же быстро рос перед тем, как случился кризис. В 2009 году был запущен негативный сценарий с бумом продаж долгов коллекторам. Вы видите сходство между двумя сценариями или развитие текущих событий будет отличаться?

— Задолженность по кредитам физических лиц падала с 2015 по 2017 год, только к январю 2018-го задолженность восстановилась до уровня декабря 2014 года. Говорить о том, что мы стремимся к уровню закредитованности, когда это становится проблемой, — я бы не стала.

— При этом физлица демонстрируют снижение интереса к сбережению. Статистика рынка депозитов в УрФО говорит о весьма незначительном приросте вкладов.

Фото: Григорий Постников, РБК Екатеринбург

— Сравнивать с темпами прироста кредитования однозначно нельзя. Но рост 3-4% говорит о правильном, здоровом консерватизме населения. По объему сбережения немного прирастают, но не теми темпами, как было ранее, — то есть люди не стали тратить свои сбережения.

Как общерыночная динамика коррелирует с изменением портфеля «Открытия» в Свердловской области и какой стратегии работы с физлицами вообще сейчас придерживается банк?

— До 2017 года банк «Открытие» специализировался исключительно на пассивах, привлечении денежных средств от населения или компаний. Это дало очень интересную структуру активов и пассивов. Если смотреть, каким был розничный портфель банка в Свердловской области год назад, пока председателем правления «Открытие» не стал Михаил Задорнов, то по состоянию на 1 января 2018 года доля розничного портфеля составляла 0,4%. То есть мы были около нуля. Основная задача, которая стояла в прошлом году, — настроить нормальный кредитный конвейер и начать кредитовать — нас фактически вообще на этом рынке не было.

— Это же конкурентное преимущество: от нуля всегда проще расти. Наладили конвейер?

— Да, наладили. Во II квартале 2018 года было выдано 250 млн руб. потребительских кредитов. В IV квартале — миллиард. Получилось так, что в этот момент еще и рынок рос, а расти на растущем рынке намного легче. Мы воспользовались ситуацией, и уже во втором полугодии произошла основная активация, когда Банк России начал поднимать ставки. Что бы ни говорили, а население у нас понимает, что сразу за увеличением ключевой ставки следует увеличение ставок коммерческими банками.

Все, кто в этот момент находился в раздумьях, брать кредит и ипотеку или нет, принял положительное решение, потому что через три месяца станет дороже. Собственно, эту тенденцию мы увидели на рынке ипотечного кредитования — ипотека в целом у нас выросла в три раза. Так потребитель отреагировал на минимальные ставки 8,4-8,5%. Те, кто брал ипотеку в прошлом году, получили ее под самую низкую ставку вообще за всю историю страны. Сегодня минимальная ставка — 9,3% и, возможно, еще немного поднимется. Поэтому, возвращаясь к вопросу о буме потребкредитования, нужно помнить, насколько значительно он был обусловлен ситуацией. А кроме того, не забывайте о роли рефинансирования, в нашем портфеле, например, доля таких кредитов иногда достигала 40%.

Фото: Григорий Постников, РБК Екатеринбург

— Вы имеете в виду, что рефинансирование стало одним из основных драйверов количественного роста числа кредитных договоров?

— В том числе. Программы рефинансирования получили огромное развитие, и большинство банков делали ставку на эти продукты для заемщиков, которые брали кредиты в 2014–2016 годы под ставку 15% или даже 19% и которые не могли отказаться от возможности получить более выгодные условия. Рефинансирование как потребительских кредитов, так и ипотечных кредитов было очень востребовано, соответственно, большой объем кредитов был «перевернут»: дорогие ушли в более дешевый сегмент. Если вернуться к вопросу о росте закредитованности, то банки помогают снизить ее за счет удешевления стоимости кредита. Ведь задача банка — сохранить баланс риска и доходности, выстроить отношение с клиентом таким образом, чтобы он мог комфортно жить, будучи в отношениях с финансовым институтом.

— Сколько еще это может продлиться и каков прогноз по ставкам в течение 2019 года? Например, существует официальная позиция Центрального банка по инфляции, которая говорит о том, что на Урале она вообще почти не растет, во всяком случае, значительно медленнее, чем в стране...

— Достаточно сложная ситуация. С одной стороны, если мы возьмем уровень инфляции и сопоставим со ставкой рефинансирования, они уже очень сильно отличаются и вроде бы дальнейшее повышение ставки нецелесообразно. С другой стороны, в текущем моменте нет предпосылок для снижения. Мы внимательно смотрим, что происходит на рынке, и думаем, к каким последствиям эти изменения могут привести.

Хотя стоимость банковского продукта считается в первую очередь исходя из стоимости привлечения денег на рынке. Если наши «конкуренты первой линии» привлекают депозит под 7%, мы тоже должны привлекать деньги под 7%. На процентную ставку закладываются затраты банка, персонал, IT и расчет кредитного риска. Собственно, из этого формируется конечная цена.

— Конечная цена для строительного рынка как будет формироваться? Мы находимся в переходном периоде отмены долевого строительства. Бесплатных денег, которые застройщики привлекали от физлиц, де-факто больше нет. И компании озвучивают самые негативные ожидания относительно ценообразования. Отсутствие денег дольщиков приведет к удорожанию конечного продукта по разным оценкам от 25% до 40% и может создать цены на недвижимость, при которых она вообще не рассматривается как привлекательное вложение.

— Соглашусь, что когда цена поднимается выше определенного уровня, люди не идут за ипотекой. Но давайте разбираться, так ли подорожает строительство, как предполагают некоторые застройщики.

Фото: Григорий Постников, РБК Екатеринбург

Цена квадратного метра в строящемся и построенном доме различается. Есть застройщики, которые возводят жилье за счет собственных средств и средств банка, продавая квартиры в построенном доме по более высокой цене, а есть те, кто строит за свой счет и счет дольщиков/инвесторов, при этом реализуя квадратные метры по более низким ценам. Соответственно, у первых застройщиков изменение законодательства никак не скажется на ценах, у вторых — действительно пройдет удорожание за счет стоимости кредита.

Другое дело, что многие застройщики испытывают опасения, связанные с вопросами кредитования. Крупные застройщики с этой темой разберутся, у них уже наработан большой опыт взаимодействия с банками. Как будут работать мелкие застройщики, которые строят, например, один дом, вот здесь возможны сложности…

— Никаких мелких застройщиков не останется, вот и сложностей не будет. По нашим прогнозам, придем к тому, что на Екатеринбург останется два игрока, и на этом можно закончить упражнение… Мы говорили о стоимости ресурса для застройщика…

— Цифра, которую сейчас все банки озвучивают, — 10–12%. В момент, когда деньги физлиц поступают на эскроу-счета, стоимость кредита застройщика снижается. Условно, он взял 100 млн руб., но пришли люди и купили недвижимость на 30 млн руб., мы, банк, эти деньги видим и воспринимаем их как обеспечение, поэтому можем снизить стоимость кредита для застройщика. Если до ввода в эксплуатацию он продал недвижимость на сумму кредита, то стоимость банковского кредита составит 4%-5%. Таким образом, строительные компании мотивированы на ранние продажи, да и банки заинтересованы в продвижении ипотеки по объектам, которые финансируют.

Для банка «Открытие» строительная отрасль, жилое и инфраструктурное строительство — приоритетное направление корпоративного блока. Установлены лимиты по всей стране. По Свердловской области мы сейчас ведем переговоры с несколькими компаниями, которые уже готовы начать работать по новой схеме с использованием эскроу-счетов.

Фото: Григорий Постников, РБК Екатеринбург

Вы уже можете назвать компании, с кем готовы работать? И когда фактическое проектное финансирование будет запущено. В июне 2018 года было выдано порядка 300 разрешений на строительство, чтобы компании могли продолжить работать по старой схеме…

— Детали переговоров мы пока не раскрываем. Я понимаю опасения участников рынка, у многих из которых не так много опыта по кредитованию. Как вообще понять, кредитовался застройщик или нет? Если он продавал в основном готовое жилье — значит, скорее всего, кредитовался в банке. У нас есть застройщики, которые никогда не кредитовались, им, естественно, сложно, потому что нет понимания, как банки будут себя вести, как быстро будут собирать документы, обрабатывать их и выдавать деньги.

Вопрос скорости очень важен. Как кредитная организация может наладить финансирование закупки, например арматуры, до вечера, которая срочно понадобилась на стройку еще вчера? Вот такая неритмичность процессов для стройки допустима, а задержка поставок — нет… И как банк сможет быстро оценить, почему именно та арматура нужна…

— Есть сметный расчет, который получает банк. Если, проверив его, кредитная организация понимает, что все правильно, затраты учтены корректно, — она принимает решение о финансировании проекта. И важнее всего на старте проекта быстро проанализировать документы и утвердить все цифры, чтобы дальше процессы шли «автоматом».

В регионе у вас есть специальный отдел, который может работать по оперативным заявкам?

— Нет необходимости создавать такие отделы в регионах. У нас такой отдел находится в Москве и централизовано обрабатывает документы на всю страну. В этом отделе работают люди, которые имеют опыт работы с проектно-строительной документацией. Наша задача наладить процессы так, чтобы время на экспертизу занимало от 1 до 3 дней.

Недавно банк «Открытие» подписал соглашение о сотрудничестве с правительством Свердловской области. Одно из направлений: государственно-частное партнерство и участие в концессиях. Насколько мне известно, такой механизм финансирования может использоваться при создании объектов социальной инфраструктуры. Самая новая госпрограмма, которую финансирует бюджет региона, — строительство школ. У губернатора это прописано в персональном KPI. Можете рассказать подробнее, есть ли уже какая-то пилотная финансовая модель?

— Это обсуждается. Мы озвучили наше предложение министерству инвестиций Свердловской области, но еще не обсуждали с министерством строительства. По такой схеме «Открытие» уже имеет опыт работы в ХМАО, где мы финансируем застройщиков, работающих по инвестиционным контрактам с бюджетом. Роль банка в том, что он может финансировать строительную компанию, то есть снимает строительные риски с бюджета. Застройщик совместно с финансовой организацией возводит школу, а бюджет ее выкупает с рассрочкой на три года.

Фото: Григорий Постников, РБК Екатеринбург

Такая концессия тоже выставляется на конкурс?

Это не концессия, это инвестиционный контракт. Конкурс на заключение инвестиционного контракта. Застройщик должен выполнить работу по строительству за свой счет. Такие заявки может подать только сильный строитель, который имеет хорошие финансы, или надежный партнерский банк, способный такие проекты финансировать.

То есть это сразу конкурс для федеральных банков и федеральных застройщиков. Какие еще банки готовы конкурировать за подобные проекты? И как вы оцениваете перспективы проекта вообще и его запуск именно с вашим участием?

— Любой банк может эту схему предложить. Мы говорим лишь о том, что такая возможность есть, что нам бы хотелось ее реализовать. Будет ли это реализовано — все зависит от внешних факторов. И от бюджета. Если вдруг у региона появятся федеральные деньги на строительство школ, тогда нужно просто выбрать застройщика и строить. Помощь банка уже не нужна.