Лента новостей
Все новости Екатеринбург
ООН потребовала провести расследование смерти экс-президента Египта Политика, 18:41 Совет Гефеста: что нужно знать, чтобы фотографии в темноте были четкими РБК Стиль и HUAWEI, 18:37 В Японии интерес к криптовалютам вырос на 170% за год Крипто, 18:33 Госдума одобрила поправки в бюджет 2019 года Экономика, 18:23 Минтруд опроверг сокращение расходов на материнский капитал Общество, 18:22 Землетрясение у берегов Японии вызвало цунами Общество, 18:18 Глава Дирекции спортмероприятий уволился после скандала с кибертурниром Спорт, 18:16 Пентагон решил дополнительно выделить Украине $250 млн на оборону Политика, 18:08 Титов назвал дело против Якобашвили способом давления на бизнесмена Бизнес, 18:05 Как вернуть вкус жизни: спонтанность против дисциплины Спецпроект РБК PINK, 18:01 Пользователи по всему миру пожаловались на сбои в работе Google Технологии и медиа, 18:00 Рей Далио: принципы богатейшего человека из первой сотни РБК и Издательство «МИФ», 17:59 Силуанов выступил против пересмотра порога инвестирования средств ФНБ Экономика, 17:52 Польша потратила 1,1 млн т нефти из резервов из-за проблем с «Дружбой» Экономика, 17:44
Екатеринбург ,  
0 
Марина Эванс, Airbus: Мы готовы передать технологии российским компаниям
Директор российского подразделения Airbus Group Innovations Марина Эванс в интервью нашим партнерам — Malina.am — рассказала о работе с партнерами в РФ и о самолете с электрическим двигателем.
Фото: Юлия Позднякова, Наука в Сибири

— Ваша компания впервые участвует в выставке «Иннопром». Каковы ваши впечатления? Насколько полезным это мероприятие было для вашей компании?

— Чтобы ответить на этот вопрос, расскажу о том, кто мы и какое подразделение Airbus Group мы представляем. После этого будут понятны причины нашего визита, цели и ожидания.

Airbus Group Innovations, директором российского подразделения которого я являюсь, занимается научными исследованиями в России. Сама структура представляет собой научно-исследовательский технологический центр внутри группы компаний Airbus. Группа Airbus состоит из самолето- и вертолетостроения и оборонного и космического подразделений.

Airbus Group Innovations — ядро, в котором рождаются все технологические инициативы компании, которые далее используются в производстве. Мы давно и успешно ведем деятельность в России. За последние годы нами создана широкая партнерская сеть, которая состоит из институтов РАН, ведущих российских университетов, отраслевых научно-исследовательских институтов. Мы продолжаем развивать эту деятельность.

Нам интересны регионы, мы часто их посещаем. Это наш первый визит в Екатеринбург. Выставка «Иннопром» нам известна — она очень крупная. Ее тематика в этом году вызвала наш интерес именно потому, что она посвящена трансферу технологий и вопросам промышленного интернета и интернета вещей. Эти темы нам близки.

— Airbus занимает открытую позицию и готов передавать свои технологии российским предприятиям. Это удивительно.

— Такое решение было принято на высшем уровне порядка пяти лет назад. Была запущена инициатива по трансферу технологий. Наше портфолио сейчас составляет более десяти тысяч технологий, покрытых практически сорока тысячами патентов. Эти технологии могут применяться не только в аэрокосмической отрасли; мы успешно передаем их в другие индустрии. У нас хорошо развито портфолио того, что мы делаем для автомобилестроения. Также на повестке — судостроение, железные дороги и остальные индустрии, где наши технологии могут использоваться.

Вчера я участвовала в круглом столе, посвящённом вновь созданному агентству по технологическому развитию. Эту инициативу мы восприняли с энтузиазмом и надеемся, что всё будет развиваться по плану. Мы рады, что агентство готово выслушивать рекомендации от бизнеса — все-таки у нас достаточно большой опыт в этой области.

Что будет для нас успехом? То, что нас услышит местная аудитория — местные компании заинтересуются нашей деятельностью, поймут, что мы открыты для сотрудничества как в научно-исследовательской деятельности, так и в технологическом трансфере.

— Какие это могут быть компании и как происходит такое взаимодействие?

— Это достаточно стандартный процесс в научно-исследовательской деятельности. Сейчас создаётся много стартапов и различных кластеров. Есть талантливые молодые команды учёных, которые понимают, в каком направлении нужно двигаться, что нужно создавать, какие тематики приоритетны. Наша миссия в том, чтобы отслеживать все эти инновации и накопленные знания и брать то, что мы можем использовать для своих подразделений и для развития своих направлений бизнеса, и, соответственно, передавать то накопленное, что есть у нас.

Нашей целевой аудиторией могут быть малый и средний технологический бизнес, научно-исследовательские группы и институты, крупные корпорации, с которыми мы уже имеем промышленную кооперацию и готовы рассматривать дальнейшее сотрудничество.

— Вы сказали, что вам интересны регионы. Есть ли наиболее активный в этом смысле регион, который можно привести как пример? Наверное, это пока не Свердловская область.

— Каждый регион своеобразен, у каждого есть сильные и слабые стороны. В Новосибирске сильна научная составляющая, и мы ценим наши отношения и плотно работаем с сибирским отделением РАН и с Академгородком. Самара, Волжский регион — это центры автомобилестроения, аэрокосмические центры; там тоже есть интересные наработки, компетенции, команды. В Санкт-Петербурге мы постоянные партнеры с Политехническим университетом.

Ближе всего нам сейчас Москва — просто по определению. Там находится Академия наук. Мы поддерживаем инициативу фонда «Сколково» с самого начала — можно даже сказать, что его создание стало для нас толчком к созданию подразделения Airbus Group Innovations Russia как отдельного юридического лица. Мы занимались научными исследованиями в России с 2003 года, но с 2012-го поняли, что государство поддерживает технологические инициативы, и мы готовы здесь присутствовать в полном объёме, чтобы расти в этом направлении.

— На Урале тоже есть достаточно мощные вузы и, конечно, большие промышленные корпорации. Возможно ли сотрудничество с ними? Я знаю, что с «ВСМПО-Ависма» оно уже началось.

— Да, «ВСМПО-Ависма» — один из наших крупнейших партнеров, который участвует во всех наших программах, включая новые программы производства A320neo, A330neo, A350 XWB. Мы продолжаем сотрудничать и работаем над тем, чтобы увеличить добавочную стоимость, то есть делать продукцию более глубокой переработки. Создана рабочая группа по исследованию новых возможностей материалов, по созданию новых сплавов, по 3D-печати. Мы двигаемся в этом направлении и видим, что у региона достаточно большой потенциал.

— Год назад президент Boeing в России и СНГ Сергей Кравченко рассказал в интервью, что грядёт звёздный час титана — алюминий и сталь не любят композиты, поскольку образуют с ними коррозионную пару, именно поэтому титан становится основным металлом. Согласны ли вы с этим утверждением?

— Мы полностью согласны и поддерживаем это высказывание. Известный факт, что доля композитных материалов в самолётостроении растёт. Мы были одним из лидеров индустрии, кто начал использовать композитные материалы при производстве самолётов — это было ещё в 80-х годах при производстве серии A300. Тогда их использовалось порядка 5%; сейчас в новой серии A350 доля композитов уже превышает 50%.

Всем известно, что титан — достаточно легкий и прочный материал, который хорошо срастается с композитами. Соответственно, доля использования титана также растет, поэтому мы желаем успехов нашим партнерам в «ВСМПО-Ависма» и надеемся на долгосрочное сотрудничество.

— Я знаю, что уже планируется выпуск самолетов с полностью композитным крылом.

— Они уже выпускаются. Пожалуй, крупнейшая деталь, которая используется в самолетостроении — это как раз крыло самолета A350. Оно длиной порядка 30 метров, и его площадь составляет около 90 квадратных метров. Это цельная композитная деталь — самая крупная из когда-либо созданных.

— Вы достаточно высоко оцениваете российских инженеров, и это приятно слышать от международной компании. Как вы сотрудничаете? Что могут российские инженеры?

— Россия всегда славилась своей замечательной научной школой. У нас развита фундаментальная наука. В инженерной профессии мы, наверное, немного потерялись с начала 90-х, но сейчас благодаря многим инициативам и создаваемым университетам наращиваем компетенции. То, что мы, Airbus, здесь — уже показатель того, что компетенции российских инженеров растут и они нам интересны. С момента создания мы осуществили в России уже более ста научно-исследовательских проектов, все — с локальным партнером.

У нас уже более 12 лет существует инженерный центр «Икар». В нем работают 200 инженеров, которые занимаются проектированием для всех типов наших самолетов, то есть выполняют труднейшие работы — и расчеты по прочности, и по конструкции фюзеляжа, и многое другое. Это делает российский офис, и один из показателей высокого уровня российских инженеров — то, что головная компания в прошлом году дала некоторому их количеству право технической подписи. Это показывает уровень доверия, который головная компания предоставляет российским инженерам.

— Как вы относитесь к российской гражданской авиации? Весной в Иркутске прошла торжественная выкатка самолета МС-21. Что скажете?

— Мы с интересом следим за развитием авиации, за новыми проектами, в том числе и за российским МС-21, и за китайским C919. Они вполне могут составить конкуренцию семейству A320 и Boeing 737, и мы можем только пожелать им успехов, особенно нашему промышленному долгосрочному партнеру — корпорации «Иркут». Мы полностью поддерживаем их начинания и желаем успехов в этом направлении.

— В финале мы задаем всем спикерам одинаковый вопрос: что самое технологичное вы видели в своей жизни? Что вас поразило?

— Хороший вопрос… Наверное, представляя интересы своей корпорации, я все-таки скажу, что самая технологичная вещь за последнее время — это созданный нами полностью электрический самолет E-Fan, который прошлым летом пролетел над Ла-Маншем, вылетев в Англии и приземлившись в Нормандии. Это детище, над которым работала большая группа инженеров. Мы считаем, что будущее за электрическим направлением — всем тем, что направлено на сохранение природной среды, уменьшение выбросов в атмосферу, более тихие полеты. Поэтому мы продолжаем трудиться в этом направлении и будем использовать в том числе компетенции российских инженеров для дальнейшего развития в данной области.

— Как машины без бензина, так и самолеты?

— Да. Как ездит Tesla, так и самолеты теперь могут летать.