Лента новостей
Все новости Екатеринбург
Минфин назвал цель по росту пенсий при новой накопительной системе Экономика, 13:04 Актриса Людмила Поргина объяснила свою госпитализацию Общество, 13:01 Криптовалюта Everex за сутки выросла на 258% Крипто, 12:52 На Украине бандеровцев официально признали ветеранами войны Общество, 12:49 Лекция Дейва Логана: почему эффективная культура важнее стратегии Партнерский материал, 12:49 Ford пообещал в ближайшее время раскрыть параметры реструктуризации Бизнес, 12:48 Глава UFC поддержал решение Макгрегора завершить карьеру Спорт, 12:47 Анатомия IEO: как начать зарабатывать на краудсейлах Крипто, 12:35 В Москве достроят пять домов обманутых дольщиков Общество, 12:29 Как новые сервисы Apple повлияют на акции Quote, 12:26 Бизнес на модном тренде: как адаптировать стратегию к переменам РБК и «Билайн» Бизнес, 12:21 Страховщиков с 1 апреля обяжут раскрывать риски ИСЖ Финансы, 12:19 Как выбрать подрядчика для ИТ-процессов за 5 шагов Pro, 12:16 ФАС изучит изъятые СК документы по делу о сговоре нефтетрейдеров Бизнес, 12:08
Екатеринбург ,  
0 
Эрик Каллендер: — «Мы видим, что используется только 20% от возможности» Разработчик проекта развития Куршевеля исправит гору Белая
До конца года будет готов план развития ГЛК Белая от канадской Ecosign Mountain Resort Planners. Вице-президент компании Эрик Каллендер раскрыл детали проекта в интервью РБК Екатеринбург.
Фото: РБК Екатеринбург

Ecosign Mountain Resort Planners специализируется на двух направлениях — планах размещения горных сооружений и развитии базовой территории. За 45 лет создано около 450 проектов зимних курортов в 41 стране мира. Компания привлекается также при проектировании канатных дорог (более 50 дорог за последние 5 лет) и модернизации известных европейских курортов — Давоса, Гриндельвальда, Куршевеля и Зельдена.

Фото: http://www.ecosign.com

— Эрик, вы занимаетесь планированием, которое позволит создать полноценный горнолыжный комплекс на Белой. Когда вы закончите работу?

— Все, что необходимо сдать по контракту, будет готово до конца года. Мы занимаемся самой горой, и здесь наша зона ответственности — это инфраструктура, подъемники и сами спуски, плюс все вспомогательные здания и строения. В мире есть много гор примерно такого же размера, но Белая уникальна тем, что она располагается в Уральских горах и в наилучшем месте для рекреационной деятельности и горного курорта.

Я давно знаю Белую, потому что был среди тех людей, которые 15 лет назад проектировали работу горы в том виде, в каком она функционирует сейчас. Я вернулся в Россию, чтобы увидеть старого друга, которого давно не видел.

— Как ваш друг будет выглядеть дальше? За 15 лет немного изменились стандарты и требования к зимним курортам. Наверняка опыт ваших прошлых проектов также изменил представление о том, как должно быть?

— На самом деле 15 лет для горнолыжной отрасли — это не так много. Все конструкции, которые производились тогда, на данный момент соответствуют стандартам отрасли. Когда гора строилась, спрос на данный вид отдыха только формировался, и вышло так, что теперь она интересна в первую очередь начинающим лыжникам. Но с того времени появилось много других курортов. Самый известный из них в России — это Роза Хутор, и все лыжники понимают, что горнолыжный курорт — это еще и хорошие отели, рестораны. Теперь стоит задача использовать все возможности Белой и привлечь на гору максимально возможное количество людей.

— А с текущим проектом, что было не так? Точнее, что необходимо сделать в первую очередь, чтобы бизнес-модель ГЛК точно была эффективной и востребованной?

— Рассматривая всю гору как объект целиком, мы видим, что используется только 20% от ее возможности. Инфраструктура горы способна единовременно обслуживать до 1,5 тыс. человек, но физически есть возможность увеличить число до 2,5 тыс. То есть стоит задача привлечь на курорт людей, которые живут на расстоянии 6 часов езды. В перспективе загрузить гору на 7,5 тыс. человек.

Сейчас гора просто обслуживает лыжников начального среднего уровня. Безусловно, нужно создавать там что-то другое. Самые быстрые решения, которые мы видим, — предоставить возможности для фрирайдинга и поработать над склонами для более продвинутых спортсменов.

С точки зрения Адама (Адам Шройен — старший планировщик курортов в Ecosign), инфраструктура должна обеспечить комплекс услуг и активностей, которыми можно пользоваться круглый год, чтобы люди приезжали туда не на один день — в субботу, а на несколько дней или даже на неделю.

— Для этого нужен качественный номерной фонд. Каким он должен быть: это частные проекты пула небольших инвесторов или привлечение сетевых брендов, каких-то опытных операторов?

— Мы полагаем, что речь идет о совмещении разных типов проектов. Средствами размещения могут быть и таунхаусы для семей, и небольшие трехэтажные отели, и инфраструктура для обслуживания горы.

— Какая этапность предусмотрена вашим планом модернизации и какие работы нужно провести на начальной стадии, чтобы дать первый толчок для роста?

— Всего мы видим три этапа: первый — 2 года, второй займет 3–5 лет и последний, самый длительный, — 5–10 лет в будущем. Хотя эта концепция еще неокончательная. На первом этапе мы хотим создать возможности для фрирайдинга, а также более сложные и продвинутые трассы для более опытных лыжников, разработать условия для спусков по восточной стороне горы. Ну и, соответственно, увеличить количество номеров в отеле, построить еще один, чтобы обеспечить спрос на проживание. На первом этапе также нужен еще один подъемник. Необходимо продлить и расширить зону для тюбинга. Благодаря специальному покрытию ее можно использовать и летом.

Фото: Материалы Ecosign Mountain Resort Planners

— Я правильно понимаю, что на первом этапе не будет вводиться большой объем инфраструктуры непосредственно на горе и основная стройка там начнется на втором-третьем?

— Совершенно верно. Развитие горы должно быть постепенным. Мы не рекомендуем сразу создавать на первом этапе избыточные мощности, которые не будут загружены. Данный курорт не планируется делать международной дестинацией и точкой притяжения для отдаленных регионов, задача — сделать его региональной доминантой.

На втором этапе — еще два подъемника, увеличение номерного фонда и сервисы для круглогодичного использования, плюс событийные мероприятия и концерты, фестивали: их организация важна с точки зрения экономики проекта. Необходимо расширить границы горнолыжного комплекса за счет северной и южной вершин, затем — восточной. Здесь есть очень интересная вещь — именно в этом месте (показывает точку на карте) лучше всего кататься: здесь самое лучшее солнце, лучший склон и роза ветров. 

Но лыжные склоны находятся в другом месте, потому что они создавались в 1964 году -- тогда хорошие условия и благоприятная роза ветров были в другом месте — климат меняется. Поэтому освоили подножие горы, поставили подъемник, но в 60-е годы не было технологий, чтобы дотянуть подъемник до вершины, — это первое, второе — никто не думал строить какой-то курорт, назначение у горы было — тренировочная база. Только к 2007 году была использована технология, которая позволяет поднять лыжника на вершину.

— Вы говорите, что использование основных мощностей на горе было неправильным. И говорят, что план, который вы делали 15 лет назад, не был реализован в полной мере… А как это произошло? Предложение консультантов было проигнорировано, вас не поняли?

— Видимо, что-то произошло (смеется). В те годы наша работа была главным образом связана с подъемником. В плане инфраструктуры мы рекомендовали, что должно быть, но конкретный мастер-план, в котором было бы указано, что и где лучше разместить, мы не делали. Места для размещения гостей и обслуживания мощностей, в принципе, со старыми расчетами совпадают, но они не так скомпонованы, не там находятся.

— Сейчас вы готовите более четкие инструкции? Каков объем вашей ответственности в этот раз?

— Значительно шире. В этот раз все вопросы учтены, наша рабочая группа получает сильную поддержку. Второй нюанс: курорт 10 лет в эксплуатации, и мы можем спрашивать операционный персонал, что работает, что не работает. Мы понимаем, что делаем здесь, и наши прогнозы оптимистичны.