Лента новостей
Все новости Екатеринбург
Глава МВД Италии допустил свое выдвижение на пост главы ЕК 14:18, Политика Авиакомпания Cobalt Air объявила о прекращении полетов 14:13, Общество Самолет МЧС доставит в Москву семь пострадавших при стрельбе в Керчи 14:08, Общество В Москве зафиксировали рекордный объем сделок с офисами 14:06, Недвижимость Работа, отношения, фигура: как перестать испытывать боль 14:05, Спецпроект РБК PINK «Газпром» станет совладельцем одного из своих крупнейших подрядчиков 13:56, Бизнес Адвокат заявил об оправдании фигурантов дела «русской мафии» в Испании 13:55, Общество Набиуллина заявила о снижении в России «криптовалютной лихорадки» 13:50, Финансы Путин не выступит с вступительной речью на заседании клуба «Валдай» 13:50, Политика Госдума поддержала заморозку накопительной части пенсии еще на год 13:44, Политика Устроившему стрельбу в Керчи студенту назначили посмертную экспертизу 13:43, Общество ИТ-советник Совфеда останется под стражей в Осло после освобождения судом 13:40, Политика Правила поисков жизни во вселенной Юрия Мильнера 13:37, Бизнес Иллюзия спокойствия: кому и зачем нужны стейблкоины 13:35, Крипто 4 типа команд и как с ними работать: инструкция для руководителя 13:32, РБК и Volkswagen Тиньков назвал единственный способный купить «Тинькофф» банк 13:26, Бизнес Госдума одобрила штрафы за злоупотребление правом на митинги 13:22, Политика Симона Халеп снялась с итогового турнира WTA 13:20, Спорт 12 технологий для шопинга будущего: как не переборщить с инновациями 13:17, Потребрынок  Subaru назвала российские цены на новый Forester 13:16, Авто Верховная рада одобрила передачу Андреевской церкви Константинополю 13:13, Политика Суд обязал бывшего топ-менеджера «Открытия» выплатить банку 43,5 млн руб. 13:10, Финансы Информационное моделирование зданий: как строить быстрее и дешевле 13:08, РБК и Schneider Electric Spiegel узнал о расследовании в отношении министра обороны Германии 13:03, Политика «Яндекс.Такси» купил сервис доставки наборов продуктов «Партия еды» 13:00, Бизнес Более половины россиян отказались переплачивать за экологичность бензина 12:59, Общество Принятый за устроившего стрельбу в Керчи студент обратился в полицию 12:57, Общество В гостях у сказки: как основатель Look at Media зарабатывает на мифах 12:56, Свое дело
Глава комитета Экспо-2025: «Без поддержки Европы победить будет сложно»
Екатеринбург, 18 июл, 13:01
0
Глава комитета Экспо-2025: «Без поддержки Европы победить будет сложно»
Новый глава заявочного комитета объясняет, как он привезет Всемирную выставку в Екатеринбург.
Фото: 66.RU

Через три с половиной месяца Международное бюро выставок в Париже определит город, который примет Экспо-2025. Претендента три: Екатеринбург, Осака и Баку.

В российском заявочном комитете тем временем прошли кадровые перестановки. От участия в заявочной кампании устранился Аркадий Дворкович. Новым куратором процесса назначен Антон Силуанов. Заявочный комитет фактически покинула и его директор Светлана Сагайдак. Вместо нее пришел вице-президент фонда «Сколково» Александр Чернов. Сагайдак называли протеже Дворковича, потому эту отставку многие восприняли как логичное продолжение ослаблений его позиций.

Но участники заявочной кампании предлагают другие аргументы в пользу смены директора комитета. Вице-губернатор Александр Высокинский, курирующий процесс со стороны регионального правительства, к примеру, объясняет все так: «На каждой стадии кампании есть задачи, которые решаются менеджерами с определенной заточкой. По состоянию на июнь мы выполнили все организационные мероприятия: составление заявочной книги, презентации и так далее. Сейчас вышли на финишную прямую. А это работа со странами, это лоббирование, это перелеты и переговоры. Александр [Чернов] – очень сильный лоббист».

Сам Александр Чернов и вовсе утверждает, что с его назначением никаких существенных перемен не произойдет: ни в кадровом составе, ни в общей стратегии продвижения екатеринбургской заявки. О том, как он собирается выбить для России право провести Всемирную выставку в 2025 году, новый директор заявочного комитета рассказал в интервью РБК Екатеринбург:

Фото: 66.RU

- После того как в России прошел чемпионат мира и после того как японская Осака пережила землетрясение, здесь, в регионе, бизнесмены, политики и чиновники начали с гораздо большей уверенностью говорить о том, что Россия выиграет Экспо-2025. Мне так кажется. А какие задачи ставят перед вами? Только победа? Или есть варианты?

- Давайте следующий вопрос.

- Нет.

- Ну конечно, только победа. Я вас умоляю. Какие могут быть варианты? Мы обладаем возможностями города и Урала, федеральной поддержкой на самом высоком уровне, опытом успешного участия в других заявочных кампаниях: в том числе – на сочинскую Олимпиаду, чемпионат мира по футболу. Смешно было бы ставить другие задачи.

Что касается землетрясения в Осаке, то я хочу выразить поддержку и соболезнования погибшим, японцам в целом и заявочному комитету Японии, с которым у нас хорошие и продуктивные отношения. Это удивительный народ и совершенно обалденная страна. Если бы не наша победа, которая состоится в ноябре, думаю, они провели бы очень хорошее Экспо.

- Почему вы считаете, что мы победим? В прошлый раз не вышло. И тогда поражение в основном объясняли двумя факторами. Первый (по-моему, несущественный): слабая работа с общественным мнением в самом Екатеринбурге. Второй (на мой взгляд, важный): внешнеполитическая обстановка. Сложно побеждать, когда в публичном пространстве Россию воспринимают как угрозу, как империю зла. И если эти два фактора действительно решили исход голосования, то какие у нас шансы? Ничего ведь существенно не изменилось.

- Мне сложно комментировать слабость предыдущей команды, потому что я был ее частью и совершенно не считаю себя слабым профессионалом. По поводу продвижения Экспо внутри города… Давайте будем реалистами и посмотрим на это с прагматических позиций. Сколько человек в Екатеринбурге имеют право голоса на выборах города, который примет выставку в 2025 году? Ноль.

Что касается внешнеполитической обстановки тогда, то напоминаю, что это были 2012-2013 годы. Ситуация была совершенно другой.

- Сейчас стало еще хуже…

- Сейчас сложнее. Обстоятельства требуют дополнительных профессиональных усилий. В том числе – на уровне крупных компаний, которые имеют возможность доходить туда, куда не долетает представитель заявочного комитета. Я имею в виду и Африку, и Латинскую Америку. Так случилось, так нам повезло, что на территории региона действует добрая дюжина крупнейших корпораций, слаженная работа которых – это серьезный аргумент в пользу Екатеринбурга.

Давайте вкратце проанализируем поражение прошлого раза. Тогда екатеринбургская заявка – заявка города, который никто не знал за пределами России, с командой, которая буквально училась всему на ходу, уступила лишь во втором туре Дубаю с его практически неограниченными ресурсами. Вы считаете это неудачей? Я так не считаю.

Вы знаете, сколько раз выдвигались Сочи на Олимпийские игры?

- Четыре.

- А сколько раз Париж пытался получить право проведения Олимпиады? По-моему, пять или шесть раз. И не получил. А мы выдвигаемся на Экспо всего второй раз. И уже обладаем вполне реальными шансами на победу.

Вообще, единственный способ победить – заявиться и участвовать. Помните, как Украина и Польша боролись за футбольный чемпионат Европы в 2012 году? Им говорили: «Ребят, ну вы чего? Шансов же нет вообще. Совместные заявки не одобряют. И вообще, болельщикам придется преодолевать государственные границы. Как вы себе это представляете?» А они заявились и выиграли. Потому что все сильные конкуренты снялись с гонки.

У нас, конечно, другой случай. Конкуренция жесточайшая. Во-первых, я бы не стал недооценивать Баку. Это столичный город, вокруг которого тоже консолидируются существенные ресурсы. Они тоже ведут кампанию всерьез – с убеждением, что хотят и могут победить.

Ну и Осака, Япония. Что тут говорить? Я сейчас облетел половину Африки. И везде Япония присутствует: на уровне правительств, делегаций, инвестиций. Очень сильный соперник. Но ведь Япония проводила Экспо уже пять раз. А огромная, мощная Россия – ни разу, хотя не пропустила ни одной Всемирной выставки. Это наш аргумент. Этого не надо стесняться, об этом надо говорить.

- До ноября осталось мало времени. Каков план? Что будете делать?

- Пахать.

- Это понятно. Но какие конкретно этапы включает в себя план работы?

- Перелеты, переговоры, презентации. Утром прилетел. Днем выступил. Ночью улетел. Примерно такой план, если вкратце.

Кстати, я хочу сказать огромное спасибо всем, кто затащил чемпионат мира сюда – в Екатеринбург. И тем, кто блестяще его здесь провел. До чемпионата я облетел всю Африку. Теперь планирую сделать то же самое. И, вы знаете, стало проще разговаривать.

Раньше во время презентаций я много времени тратил на то, чтобы убедить людей, что город справится с проведением большого международного мероприятия. Сейчас вообще никаких вопросов нет. Блин, мы сделали чемпионат мира. Конечно, мы справимся. Ни у кого сомнений не возникает. Благодаря ЧМ мы получили десятки и сотни тысяч человек, которые вернулись из России домой и сказали: «Вау! Это было круто».

- Прокомментируйте перестановки в команде заявочного комитета.

- У вас какой-то скрытый подтекст в вопросе?

- Нет.

- Света [Сагайдак] позвонила мне и сказала, что по разным причинам дальше не может возглавлять заявочный комитет. Мне позвонили губернатор [Евгений Куйвашев] и [вице-губернатор] Александр [Высокинский]. Оба спросили примерно одно и то же: «Саша, у тебя есть возможность возглавить комитет?» Я посоветовался со своим руководством в Сколково и согласился.

Прежний директор заявочного комитета тоже много летала. Вот так заявку Екатеринбурга Светлана Сагайдак презентовала в Восточном Тиморе. (Фото: заявочный комитет Экспо-2025)

Мне проще было согласиться. Я на всем протяжении кампании работал над заявкой. Участвовал в составлении заявочной книги, ездил и старался встречаться с теми, кто голосует. А других перестановок в команде нет и не предвидится. Разве что, секретарь от нас ушла. Но не потому, что я злой, ей просто какое-то другое место предложили.

- Как выглядит международный лоббизм в контексте борьбы за Экспо?

- Это переговоры с людьми, уполномоченными голосовать. И тут важно понимать, что голосует не делегат, а государство. Делегат – просто исполнитель. Ему вручается право нажать на определенную кнопку. Вот и все.

А решение принимается на государственном уровне и, зачастую, канализируется через министерство туризма, культуры, какой-то социальный блок. Они принимают решение на основании интересов своей страны. Я с другим не встречался.

Потому каждый в своей заявочной кампании предлагает определенный набор аргументов: территориальных, экономических, организационных, культурологических, логистических. Для того чтобы в правительстве государства решение сформулировали, ориентируясь на экономические, а не политические интересы.

По сути, наша задача – приехать и выложить на стол правильный набор аргументов для каждой конкретной страны. Вот и все. Других рецептов не изобретено.

- Есть смысл вести переговоры с европейскими странами?

- Конечно! Более того, успех нашей заявки во многом будет зависеть именно от того, как проголосует Европа. И мы на нее рассчитываем. Это наш крупнейший экономический партнер.

На первых эскизах экспо-парк в Екатеринбурге выглядит так. Как неоднократно заявлял свердловский губернатор Евгений Куйвашев, после Всемирной выставки здесь останется «умный город», основу которого составят образовательные и научные учреждения. (Фото: департамент информационной политики губернатора Свердловской области)

- Но Европа свой выбор сделала. Россия – под санкциями.

- Еще раз. Возможно, это как-то странно или наивно звучит. Но я надеюсь, что делегаты от государств будут голосовать, исходя не из политических мотивов, а ориентируясь на интересы своей страны.

Я искренне говорю: ни разу ни на одной встрече я не увидел зависимости решения от политического контекста. И я надеюсь, что мы получим поддержку европейских государств. Более того, я в этом не сомневаюсь. Мы никогда не узнаем до конца, кто нам обеспечил победу, но победить без поддержки Европы практически невозможно.

- Голосование тайное?

- Да. Некоторые страны официально объявляют о своем выборе. Но вообще само голосование тайное. Конечно.

- То есть, будь я президентом маленькой африканской страны, я бы мог пообещать свой голос и России, и Японии, и Азербайджану и получить определенный профит взамен от каждого претендента? Все равно никто не узнает, как я проголосовал.

- Вы встречались хоть с одним президентом африканских стран?

- Нет.

- Это очень серьезные политики. И на их уровне такой залихватско-хулиганской ангажированности я не видел. Ну нет, ребята, нет. Заблуждается тот, кто думает, что какими-то такими способами можно обеспечить себе поддержку. За каждым голосом надо нагнуться. Каждый голос – это очень кропотливая и тяжелая работа. И страноведческая работа, и поездки, и общение, понимание, с кем ты общаешься. Важна подготовка к каждому разговору, персонифицированный пакет аргументов. Каждый раз ты готовишься, как на ЕГЭ.

- Федеральный центр согласовал квоты на продвижение заявки? Потому что до сих пор, насколько мне известно, все делалось за счет региональной казны. Каков ваш бюджет?

- Значительный. Но я не уверен, что могу раскрывать конкретные суммы, пока бюджет окончательно не будет подписан.

- И все-таки.

- Вы же понимаете, что есть два уровня финансовой поддержки. На уровне заявочной кампании всегда тратятся небольшие деньги – относительно инвестиций в проведение самого мероприятия. Я помню бюджет заявочной кампании ЧМ-2018. Очень скромные деньги. Значительно меньше, чем потратили наши конкуренты из Англии, Испании.

- Назовите хотя бы примерные суммы.

- Бюджет заявочной кампании – несколько миллионов долларов.

- До ста?

- Сильно меньше. Это даже не десятки миллионов. Я же говорю: несколько миллионов долларов.

- Но это без учета тех средств, которые вложит бизнес?

- С учетом денег бизнеса весь бюджет кампании составит, навскидку, 10-11 миллионов долларов.

Концепцию российского экспо-парка формулировали на международном конкурсе. Как сообщал департамент информполитики губернатора, в разработке проектов приняли участие конкурсанты из России, Республики Беларусь, Франции, Италии, Японии, Польши, Великобритании и США. (Фото: департамент информационной политики губернатора Свердловской области)

- А потом, когда выиграете?

- Потом речь уже о миллиардах пойдет. Но это инвестиции, а не траты. И это один из аргументов в пользу нашей заявки. Я не знаю, что будет делать Катар со стадионами, которые он построил к футбольному чемпионату. Но я точно знаю, что мы будем делать здесь с инфраструктурой, оставшейся после Экспо-2025. Мы переформатируем наследие выставки из чисто городской среды в систему формирования личности. Мы говорим о том, что на площадке экспо-парка потом будет действовать целая образовательная лаборатория.

- Где, с вашей точки зрения, прошло идеальное Экспо?

- Идеальное Экспо пройдет в Екатеринбурге.