Лента новостей
Все новости Екатеринбург
ЛУКОЙЛ поспорил с конкурентами о прибыльности нефтепереработки в России Бизнес, 18:18 Как начать бегать: правильный подход РБК и Philips, 18:18 Российский теннисист Андрей Рублев снялся с «Ролан Гаррос» Спорт, 18:07 «Газпром» подтвердил расформирование департамента с бюджетом в ₽1 трлн Бизнес, 17:58 Суд продлил арест пяти обвиняемым по делу Абызова Общество, 17:55 Эквадор назвал потраченную на содержание Ассанжа сумму Деньги, 17:54 Как стать успешным предпринимателем: 8 историй владельцев малого бизнеса РБК и «Билайн» Бизнес, 17:50 Reuters узнал о тупиковой ситуации с очисткой «Дружбы» от грязной нефти Бизнес, 17:49 США ввели санкции против производителей «Панцирь-С» и ракет для С-400 Экономика, 17:46 В РПЦ назвали абсурдом сообщения о резиденции патриарха в Пушкине Общество, 17:41 Зеленский распустил Раду и назначил досрочные выборы Политика, 17:39 Михаил Гуцериев стал претендентом на покупку Антипинского НПЗ Бизнес, 17:35 Данные 49 млн Instagram-аккаунтов знаменитостей попали в открытый доступ Технологии и медиа, 17:30 Фотографии как у Афродиты: в чем секрет успешной съемки РБК Стиль и HUAWEI, 17:25
Екатеринбург ,  
0 
Борис Титов: «Предприниматели не знают законы, а потом просят помощи» Бизнес-омбудсмен рассказал РБК-Екатеринбург об уголовном преследовании предпринимателей, бизнес-клим
Бизнес-омбудсмен рассказал РБК-Екатеринбург об уголовном преследовании предпринимателей, бизнес-климате в стране и о том, что делать, чтобы Турция и Индия не обогнали нас по уровню жизни.
Фото: Константин Мельницкий для РБК-Екатеринбург
​В ходе визита в Екатеринбург, где недавно глава страховой компании «Северная казна» получил три года колонии, уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов объяснил, что в России быть честным и одновременно успешным бизнесменом тяжело. Малому бизнесу приходится уходить в тень, а крупному — использовать офшорные схемы.

— Екатеринбургские предприниматели собирались отправить вам письмо в связи с обвинительным приговором гендиректору «Северной казны» Александру Меренкову. Хотели просить вас о защите. Вы получили письмо? В курсе дела Меренкова?

— Нет, пока ничего не получали, но могу сказать, что, как только будет обращение, мы всесторонне его изучим, сделаем юридическое и организационно-правовое заключение. И только после этого сможем что-то комментировать.

— Дело Меренкова вернуло в повестку бизнес-сообщества тему «закошмаривания бизнеса». Предприниматели, которые сочли приговор главе «Северной казны» слишком жестким, снова стали рассуждать о том, что иметь собственное дело в России слишком рискованно.

— В этом вопросе я могу выступить адвокатом власти. На сегодняшний день у нас очень много обращений поступает в институт уполномоченного по правам предпринимателей, но помогаем мы далеко не всем. Во-первых, многие обращения слабо юридически обоснованы. То есть предприниматели сами не знают законы, нарушают их, а потом просят помощи у нас, даже не зная толком, о чем они просят.

Во-вторых, есть и такие предприниматели, которые пытаются нами пользоваться. Ведь иногда бизнес действительно нарушает закон. Мы, например, знаем огромное количество страховых компаний, которые использовали фальшивые страховые полисы. Так что с одной стороны нам надо защищать честных бизнесменов и делать так, чтобы закон применялся по отношению к ним справедливо. А с другой стороны надо еще, чтобы для этих честных бизнесменов не было конкуренции со стороны мошенников.

— Допустим, речь идет все-таки не о мошенниках, а о несправедливости закона по отношению к предпринимателям. Что в данном случае вы как бизнес-омбудсмен уже сделали или собираетесь сделать, чтобы сократить число уголовных дел в отношении бизнесменов?

— Мы каждый день работаем над этой историей. За прошлый год, например, мы смогли помочь 84 предпринимателям, попавшим под уголовное преследование. Из них как минимум в 40 случаях мы смогли изменить меру пресечения. Дело в том, что по закону предприниматели вообще не должны находиться в СИЗО на стадии следствия. К сожалению, сейчас ко многим все-таки применяется мера пресечения, связанная с лишением свободы. Так что мы помогаем и в каждом конкретном случае, и пытаемся решить вопрос системно.

— Каким образом?

— 10 апреля, например, мы проведем акцию, в рамках которой все предприниматели, считающие, что они находятся в СИЗО несправедливо, подадут заявление об изменении меры пресечения. С одной стороны это поможет решить проблему каждого конкретного человека, а с другой — покажет системную проблему. И мы надеемся, что, в конце концов, мы ее решим.

— Как риск лишиться свободы влияет на бизнес-климат в России?

— Негативно, разумеется. Риски ведения бизнеса в России в принципе высокие. Но они не выше, чем, например, были в 90-е годы. Или не выше, чем у наших основных конкурентов — стран, которые находятся в стадии развития. Речь о странах БРИКС: ЮАР, Индия, Бразилия.

Но главная проблема, объясняющая, почему наша страна не развивается — это экономическая невыгодность. Издержки выросли очень серьезно: налоги, тарифы, процентные ставки по кредитам. Стало невыгодно иметь производство во многих отраслях. Вот, что нужно менять в первую очередь. Так что если мы создадим выгодные условия для развития бизнеса, он начнет развиваться даже при этих рисках. Бизнес будет крепнуть, бизнес-класс — расти, а риски постепенно начнут уходить.

— Можно ли в современной России быть честным предпринимателем, платить налоги, соблюдать трудовой кодекс и при этом не разориться?

— У нас остались еще оазисы высокодоходных секторов, где это возможно. Но связаны они, прежде всего, с ритейлом, с айтишным бизнесом, где создаются в хорошем смысле локальные монополии. Там высокая доходность и предприниматели действительно могут полностью платить налоги и быть успешными. Но, к сожалению, таких секторов становится все меньше и меньше.

Сегодня основная часть бизнеса говорит о том, что перспективы развития уменьшаются. Что для малого бизнеса единственный способ сохраниться — уйти в тень. Крупный бизнес все больше смотрит за рубеж и использует офшорные схемы. Пока все эти вопросы не решены, и мы должны применять очень радикальные меры, которые касаются и снижения рисков, и, в первую очередь, улучшения экономических условий ведения бизнеса, то есть повышения доходности путем снижения издержек. И если мы этого не сделаем, перспективы нашей экономики очень печальны.

— Что нас ждет, если ничего не делать?

— Мы в «Стратегии роста» оцениваем сценарий ничегонеделания. И по нашим подсчетам, когда мы вырастем на 13%, весь мир тем временем уже уйдет выше 200%. Нас обгонят по уровню жизни такие страны как Китай, Турция, Индия. А мы останемся где-то в третьем эшелоне экономик мира и станем бедной страной. И даже не сможем сохранить тот уровень доходов, который существует сегодня.