Лента новостей
Все новости Екатеринбург
Румынский суд оправдал обвиняемых по делу против «дочек» ЛУКОЙЛа 00:59, Бизнес МИД продолжит добиваться от Грузии отмены вето на наблюдательные полеты 00:37, Политика ЦСКА проиграл «Роме» и упал на третье место в группе ЛЧ 00:18, Спорт «Ювентус» победил «Манчестер Юнайтед» в выездном матче Лиги чемпионов 00:08, Спорт Моя боль: как перестать жить в сети и завидовать 23 окт, 23:59, Спецпроект РБК PINK Трамп отреагировал на предложение Путина встретиться в Париже 23 окт, 23:57, Политика Болельщики ЦСКА и «Ромы» устроили несколько драк перед матчем в Риме 23 окт, 23:50, Общество Адвокат Исмаилова опровергла передачу им письма в администрацию Путина 23 окт, 23:36, Политика Спецпрокурор Мюллер объяснил обвинения против фирм Евгения Пригожина 23 окт, 23:26, Политика Болтон рассказал о возможности размещения новых ракет США в Европе 23 окт, 23:21, Политика Швейцария начала уголовное преследование «шпионивших» россиян 23 окт, 23:17, Политика Могерини рассказала о последствиях милитаризации Азовского моря 23 окт, 22:49, Политика ВТБ подал заявку на выкуп 100% Новороссийского комбината хлебопродуктов 23 окт, 22:39, Бизнес Десятки болельщиков ЦСКА пострадали в аварии эскалатора в Риме 23 окт, 22:37, Фотогалерея  Полный гид по уходу за зубами: самые важные вопросы 23 окт, 22:29, РБК и Philips СМИ опубликовали видео обрушения эскалатора в римском метро 23 окт, 22:16, Общество Эксперты назвали условия для роста доллара до 90 руб. 23 окт, 22:03, Экономика Лига чемпионов по футболу. «Рома» — ЦСКА. Онлайн 23 окт, 22:00, Спорт Лига чемпионов по футболу. «Манчестер Юнайтед» — «Ювентус». Онлайн 23 окт, 22:00, Спорт Как в России выращивают быков элитной породы блэк ангус 23 окт, 21:45, РБК и Мираторг СМИ рассказали о выкинувших взятку на дорогу под Петербургом чиновниках 23 окт, 21:35, Общество Киев исключил тюремное наказание для крымчан за проезд по Крымскому мосту 23 окт, 21:30, Политика При обрушении эскалатора в римском метро пострадали 30 фанатов ЦСКА 23 окт, 21:19, Общество Тренировки без боли: 5 главных ошибок начинающих спортсменов 23 окт, 21:13, Спецпроект РБК PINK Болтон рассказал о результатах переговоров с Путиным 23 окт, 21:07, Политика Болтон назвал сроки проведения встречи бизнес-совета России и США 23 окт, 21:03, Бизнес Суд в Швейцарии раскрыл причину отказа Абрамовичу в виде на жительство 23 окт, 20:59, Бизнес СМИ сообщили о переговорах «Спартака» с тренером тульского «Арсенала» 23 окт, 20:58, Спорт
Владимир Нечитайлов: В УГМК прививают привычку беречь деньги и киловатты
Екатеринбург, 29 апр 2016, 09:00
0
Владимир Нечитайлов: В УГМК прививают привычку беречь деньги и киловатты
Директор по энергетике ООО «УГМК-Холдинг» Владимир Нечитайлов. (Фото: пресс-служба УГМК)

​Принято считать, что УГМК — одна из самых закрытых компаний в России. У нее нет акций, которые бы котировались на бирже; годами ее внешняя информационная политика отличается подчеркнутой чопорностью. Однако если заглянуть во внутренний мир компании, коснуться ее непосредственной деятельности, оценить ее производственные связи, выяснится, что у УГМК налажены надежные коммуникационные мосты со многими известными структурами и организациями, даже такими авторитетными как ООН. Например, УГМК тесно взаимодействует с ЮНИДО — специализированным учреждением ООН, усилия которого направлены на повышение производительности в промышленности. Недавно в Техническом университете УГМК в Верхней Пышме Свердловской области прошло совещание руководителей компании с участием эксперта ЮНИДО по вопросам энергоэффективности. Топ-менеджеры девяти предприятий УГМК обсудили результаты сотрудничества с ЮНИДО с октября 2014 года. За это время предприятия при поддержке международных экспертов ЮНИДО сэкономили 33 млн. кВт*ч электрической энергии и 5 млн. куб. м. природного газа, что в денежном исчислении составляет около 90 млн.рублей. Корреспондент «РБК-Екатеринбург» побеседовал с директором по энергетике ООО «УГМК-Холдинг» Владимиром Нечитайловым и выяснил, как связаны энергоэффективность и конкурентоспособность предприятий, и почему контроль оптимальной загрузки оборудования также важен, как и своевременная модернизация.

— УГМК в 2015-2017 годах планирует направить 2 млрд рублей на мероприятия по энергосбережению. Куда будут направлены эти средства и насколько быстро окупаются такие затраты?

— Сложно ответить однозначно. УГМК — большой разноплановый холдинг, и мы по каждому из предприятий холдинга реализуем разные мероприятия для достижения наилучших результатов. Эта деятельность сведена в общую программу по энергосбережению и повышению энергетической эффективности, делятся на несколько категорий: мероприятия беззатратные, с небольшими затратами, со средними затратами и с достаточно серьезными инвестициями. Сокращение энергозатрат на предприятиях от 2 до 5% часто не требует никаких финансовых вложений. В основном это организация оперативного контроля за оптимальной загрузкой оборудования. Мало- и среднезатратные — это модернизация энергопотребляющего оборудования, энергосетей и коммуникаций. Тут окупаемость обычно наступает в диапазоне от года до трех лет. Крупные инвестиции, как правило, направлены на смену технологий, а не просто на повышение эффективности существующего оборудования. В таких случаях выделить окупаемость именно в части энергоэффективности трудно.

— Сегодня много говорили о программе энергетического менеджмента на предприятиях УГМК. Что под этим понимается?

— В понятие энергоменеджмента входит, прежде всего, системный подход к планированию энергопотребления, оперативному сбору и анализу данных по энергопотреблению, операционному контролю за режимами работы оборудования. Важно, чтобы высшее руководство предприятий было вовлечено в этот непрерывный процесс, и чтобы сотрудники предприятий были мотивированы на снижение энергозатрат. Кроме того, вопросы энергоэффективности должны учитываться еще на этапе проектирования и закупа оборудования. Это позволяет получить дополнительное снижение налоговой нагрузки. Законодательством установлен, пусть и небольшой, Перечень объектов и технологий с высокой энергетической эффективностью, для которых можно получить льготы по налогу на имущество и ускоренную амортизацию.

— В Техническом университете УГМК слушатели проходят обучение по энергоменеджменту и защищают свои проекты. Какие-то из них могут быть внедрены на предприятиях холдинга?

Технический университет УГМК работает по нескольким направлениям. Первое, самое массовое, — это повышение квалификации, его проходят несколько тысяч человек в год, в том числе и по вопросам энергоменеджмента и энергоэффективности. Недавно мы открыли в университете кафедру по энергетике. Преподают на ней как наши специалисты-практики, так и приглашенные эксперты. Кроме того, мы готовим магистров. Мероприятия, разработанные будущими магистрами в области энергоменеджмента в своих диссертационных работах, обязательно должны быть внедрены на предприятиях. За эффективное внедрение разработок персональную ответственность несут как магистранты, так и их научные руководители и непосредственные руководители на предприятиях. Холдинг и акционеры заинтересованы в этих проектах, готовы вкладывать в это деньги.

— Насколько повышение энергоэффективности влияет на конкурентоспособность металлургических предприятий?

— Энергоэффективность серьезно влияет на конкурентоспособность, и это закономерный процесс. Металлургия и горнорудная промышленность всегда были энергозатратными видами производства. Наши конкуренты в основном находятся на международных рынках. Поэтому по вопросам энергоэффективности мы конкурируем прежде всего с зарубежными компаниями, с высокой культурой производства и другой культурой энергетического менеджмента.

— Получается, конкурировать с Западом? Ведь у них всё, что связано с энергоэффективностью, развито в разы сильнее.

— Если сравнивать Россию с Западной Европой, Америкой и частично Австралией, то энергоэффективность наших предприятий, к сожалению, отличается в худшую сторону. Европу к экономии ресурсов продвинул энергетический кризис, который периодически возобновляется. Сильное влияние на вопросы энергосбережения в Европе оказало Киотское соглашение, которое предусматривало серьезные платежи за выбросы углекислого газа. Россия не испытывает дефицита энергоресурсов, а участие в Киотском соглашении было по большей части формальным.

— Все производства УГМК достаточно энергозатратные. Сколько денег заложено в бюджете предприятий на оплату электроэнергии и газа?

— Назвать можно только общие цифры. Во-первых, бюджет зависит от объема выпуска продукции. Во-вторых, энергоемкость предприятий разная. У кого-то она может доходить до 60% себестоимости, у кого-то составлять от 20 до 30%. В среднем по холдингу энергозатраты составляют около 10% от себестоимости или около 25 млрд рублей в год.

— Огромная цифра. Вы ее сокращаете, в том числе, за счет малой генерации. Полтора года назад вы запустили мини-ТЭЦ на Среднеуральском медеплавильном заводе (СУМЗ). Как этот проект себя показал и как дальше планируете развивать это направление?

Согласен, сумма огромная и она могла быть еще больше. Практически для всех предприятий холдинга мы закупаем электроэнергию на оптовом рынке. Только на оптовых закупках мы экономим 200-250 млн рублей в год.

На принятие решения о строительстве собственных объектов генерации повлияла, в первую очередь, проблема обеспечения энергетической безопасности, прежде всего на особо опасных производствах. Последней каплей был инцидент, когда СУМЗ полностью отключили от электроснабжения в вечернюю смену. А на заводе производятся серная кислота и сернистые газы. Отключение электроэнергии угрожало не только целостности оборудования завода, но и жизни людей. Поэтому на СУМЗе объект малой генерации строился, прежде всего, для обеспечения надежности электроснабжения потребителей. В целом мини-ТЭЦ работает в плановом режиме, и мы серьезно рассматриваем возможность строительства аналогичных объектов генерации на других наших предприятиях.

— С безопасностью понятно. А сколько экономите на выработке собственных ресурсов?

— Цены на энергию растут. И это, прежде всего, на мой взгляд, связано с ростом тарифов на транспорт электрической энергии. По территории Свердловской области больше 53% в тарифе потребителя — это затраты на транспорт. При этом в европейских странах, затраты на транспортировку в тарифе составляют менее 20%. Если выше, то это исключительный случай, огромные для них цифры. То есть, у нас что-то неправильно в самом механизме формирования тарифов. Это ведет к перекосам всей экономики, как у энергетиков, так и у потребителей на оптовом рынке. Но большинство предприятий области покупают электроэнергию в розницу через энергосбытовые компании, а значит еще дороже. В Кургане, например, тариф доходит до 9 рублей за кВт*час для сельхозпотребителей. Дешевле самим вырабатывать электрическую энергию на дизельном топливе, чем покупать ее по такой цене.

— Помимо безопасности и денег есть еще какая-то мотивация для строительства собственных мини-ТЭЦ?

— Помимо безопасности производства и экономии стоит вопрос качества энергоресурсов. Для наших производств необходимо стабильное качество электрической энергии, стабильное напряжение, частота, все остальные показатели. Пока, к сожалению, из внешних сетей мы далеко не всегда получаем электроэнергию надлежащего качества. Либо это стоит столько, что получается экономически выгодней строить собственную генерацию.

— Для строительства объектов малой генерации вы используете в том числе и зарубежное оборудование. В связи с санкциями и напряженными отношениями с Западом проблем не возникает?

— Вы знаете, проблем нет. Приведу Вам пример по ШААЗу (Шадринский автоагрегатный завод, Курганская область, — прим. ред.). Нам нужна была турбина мощностью 3,6 МВт. Калужский турбинный завод производит только более мощные — 6 МВт турбины. Нужные параметры турбоагрегата мы нашли у фирмы Siemens. В ходе переговоров с ними мы смогли договориться о нужных технических параметрах оборудования, согласовать сроки изготовления оборудования, а также зафиксировать стоимость оборудования в рублях, что было для нас очень важным. У нас компания частная, и мы не попадаем под ограничения, установленные для государственных компаний, которым запрещено закупать зарубежную технику.

— Давайте еще поговорим о людях. Вы упомянули, что в систему энергоменеджмента входит мотивация сотрудников. Многие руководители предприятий УГМК в качестве проблемных моментов, называют как раз недостаточность мотивации. Как с этим справляетесь?

— Это не просто. Потому что, самые большие проблемы заключаются даже не в системе показателей энергоэффективности или KPI (ключевые показатели эффективности). Нужно, чтобы люди почувствовали, что с них не только спрашивают и наказывают, но и поддерживают их достижения. Необходимо создать на предприятиях такую систему управления, которая будет поддерживать и поощрять инновационную деятельность сотрудников. Без этого очень сложно эффективно управлять процессами. Сейчас в улучшении показателей энергоэффективности заинтересовано руководство. Важно донести эту заинтересованность до всего персонала, до всех служб, которые формулируют показатели и которые работают на их достижение. Это достаточно большая работа. И, я думаю, что она займет у нас еще некоторое время.

— В чем заключается сложность?

— У нас нет одинаковых технологий, нет одинакового сырья, нет одинакового оборудования. Нам для каждого предприятия придется разрабатывать свои, индивидуальные показатели энергоэффективности и критерии их оценки.

— Каким образом мотивируете сотрудников на снижение энергозатрат?

— Если говорить в общем, то у нас построена система поощрения сотрудников за рационализаторские предложения, приводящие к улучшению энергетических результатов. Достигнутая экономия в денежном выражении направляется в специальный премиальный фонд, из которого рационализаторам выплачивается премия. Но и моральная мотивация тоже для людей, поверьте мне, — достаточно серьезный фактор.

— И давно вы мотивируете своих людей экономить ресурсы?

— Нет, недавно. Мы привлекли экспертов ЮНИДО для того, чтобы они со стороны оценили уже достигнутый нами уровень энергоменеджмента на предприятиях и дали рекомендации по дальнейшему развитию. Международные эксперты провели обучающие тренинги по системе энергоменеджмента и несколько тренингов по оптимизации энергосистем, что повысило компетентность специалистов наших предприятий. Это помогло нашим предприятиям выстроить систему оперативного планирования и анализа энергопотребления. Нам удалось, в той или иной степени, вовлечь технологический персонал в процесс постоянного контроля уровня энергопотребления. Соответственно, работники смогли увидеть результаты своих оперативных действий и получили возможность осознанно влиять на величину энергопотребления. А возможность управлять процессом всегда мотивирует.